Поделиться

Эффект Майи и ее мам: Чем грозит «поза страуса» взрослению родителей и детей

Эта история о том, как маленькая книга произвела «эффект разорвавшейся бомбы». «Майя и ее мамы» неожиданно стала лакмусовой бумажкой нашей нетерпимости и неготовности к европейским ценности. Свобода личности, свобода слова и печати? Нет, не слышали. Неделю назад завершился 24-й Форум издателей во Львове. Но на этот раз он запомнился не только интересными книжными новинками, а скандальной историей вокруг этой детской книжки.

А еще эта история об авторе – писательнице и правозащитнице Ларисе Денисенко — смелой женщине, которая подобно своей юной героине не боится быть не такой, как все. Она не захотела жаловаться и искать «зраду» за каждым углом. Не стала писать лонгриды в соцсетях о том, как плохо «здесь» и хорошо «там». Она сделала то, что от нее зависит, чтобы наши дети смогли жить в Европе, не пересекая границу. Ведь Европа — это не точка на карте, это другой образ мыслей, иное отношение друг к другу.

Я приобрела эту книгу для своей детской библиотеки еще до того, как она появилась в свободном доступе. «Майя и ее мамы» — это 14 кратких рассказов о детях из очень разных семей. И нет, в тексте я не нашла пропаганды однополых браков и нетрадиционной сексуальной ориентации, как ни старалась. Зато четко увидела пропаганду любви и уважения друг к другу, независимо от национальности, внешности, происхождения или состава семьи. К слову, упоминание об однополой паре — это две строчки в последнем рассказе. Но многочисленные критики, скорее всего, об этом не знают. Потому что не читали. К сожалению, это очень по-нашему: судить о людях по одежке, а о книгах — по обложке. Прямо национальная черта. Но выносить вердикт по названию — это дно. Все равно что ставить диагноз по фото или заряжать воду через экран телевизора. Мы уже такое проходили, но, видимо, уроков не усвоили.

Меня поразил один из комментариев в сети. Женщина писала, что не хочет, чтобы ее дети знали, что бывают семьи, где две мамы или два папы. А тут, мол, продвижение чуть ли не на государственном уровне… И я уверена, что таких родителей хватает. «Поза страуса» — еще одна национальная черта. Можно, конечно, закрыть глаза, заткнуть уши. Можно закрыть ребенка дома без телевизора и интернета. И представить, что нет сирот, онкобольных и ВИЧ-позитивных, нет ребят с синдромом Дауна и малышей «из пробирки», национальных и сексуальных меньшинств, нет переселенцев и «детей войны». Но от этого они не перестанут существовать.

В доисторические времена отторжение всего неизведанного и непонятного помогало нашим предкам выжить. И этот паттерн настолько глубоко укоренился в нашем подсознании, что продолжает работать даже тысячи лет спустя. Со временем люди вышли из пещер и основали города, жизнь стала на порядок спокойнее и безопаснее. Но инстинкт «свой — чужой» продолжал работать, достиг своего апогея в Средние века и привел к кровопролитной «охоте на ведьм».

Отголоски этого явления мы видим и сегодня в абсурдном преследовании инакомыслящих и определенных социальных групп, в том числе национальных и сексуальных меньшинств. Каждый раз, когда сталкиваемся с людьми, которые сильно от нас отличаются, весь налет цивилизованности исчезает и снова включается режим средневекового мышления. На дворе XXI век, а мы инстинктивно все еще учим ребенка «не высовываться», «быть как все», растим его в неведении и страхе. Потому что сами боимся сгореть в огне общественного порицания. Но, создавая ребенку «тепличные условия», мы тормозим его развитие и гарантировано создаем трудности в будущем. Ведь рано или поздно он все равно столкнется с проявлениями жизни, от которых его так старательно ограждали. И реакция будет непредсказуема. В зависимости от ситуации он может пережить сильный стресс и даже шок от того, что его картина мира не соответствует действительности.

Это то самое чувство, когда кажется, что твой мир рушится, все, во что ты верил, — миф, а самые близкие люди тебя предали и обманули. В дальнейшем такое состояние может обернуться психологическими проблемами. К примеру, депрессией, паническими атаками, навязчивыми мыслями и действиями. Может даже наблюдаться регресс, когда взрослый ребенок или даже подросток неожиданно впадает в детство на физиологическом (энурез) или поведенческом уровне.

Родительская задача состоит в том, чтобы постепенно подготовить ребенка ко взрослой жизни в реальном мире. А не прятать его за своей спиной до совершеннолетия, а потом отпустить в самостоятельное плаванье без карты и компаса. «Сам все узнает, когда придет время», «вырастет — сам все поймет». Он то поймет и узнает, но какой ценой.

Не лучше ли с детства вводить ребенка во взрослую жизнь не спеша и держа за руку, чтобы сохранить в нем чувство безопасности и доверия к миру? Да, это сложнее и требует от родителей времени и усилий. Нужно беседовать, читать книги, смотреть фильмы и обязательно обсуждать прочитанное и увиденное. Но неужели психологическое здоровье ребенка этого не стоит?

А начинать можно даже с самого юного возраста, благодаря таким изданиям, как «Майя и ее мамы». Книга очень светлая и добрая. Более доступного пособия о том, как говорить с детьми на сложные темы, я еще не встречала. Смело раздала бы ее не только родителям, но и учителям младших классов. Истории детей показывают, какой разной бывает жизнь и люди, как всем нам нужно понимание и поддержка, и как важно в любом возрасте просто оставаться человеком.

Источник: http://womo.ua/effekt-mayi-ili-hanzhestvo-po-nashemu/