Поделиться

Ген трудоспособности

Постепенно, но общество в отношении людей с ментальными нарушениями меняется. И это не просто ощущение. Работодатели стали приглашать на работу людей с синдромом Дауна. Пока это отдельные случаи. Главное, что подростки с особенностями развития пробуют себя в качестве сотрудников крупных организаций. Яркий пример – компания «Декатлон», в которой проходят стажировку ребята с синдромом Дауна.

По словам Веры Жалниной, руководителя социальной деятельности компании «Декатлон», принимать или нет новых сотрудников с синдромом Дауна – такого выбора у руководства не было. Помощь нуждающимся – одна из главных ценностей компании. И это крайне важно. Так что понадобилось только найти ответственных людей, готовых взять ребят к себе в команду. Для компании это первый опыт в России, поэтому, предполагает представитель «Декатлона», программа профориентации будет, скорее, импровизационной. «Мы будем нести наше видение и идею возможности всем, как внутри, так и вне компании! Цель глобальная – трудоустроить в нашей стране как можно больше людей с синдромом Дауна», — подчеркнула Вера Жалнина.

Татьяна Нечаева, директор Центра сопровождения семьи фонда «Даунсайд Ап»: «Хотя в России на государственном уровне сейчас много говорится о необходимости профориентации и трудоустройства людей с ограниченными возможностями здоровья, речь идет в основном о людях с сохранным интеллектом. В России нет реально работающей программы по обеспечению занятости людей с ментальными нарушениями. Нет служб занятости, рабочие места на государственных предприятиях для них не создаются. Часто у компаний присутствуют заниженные или завышенные ожидания о возможностях таких людей. Работодатели не учитывают, что всем людям с ментальными нарушениями требуется сопровождение на начальном этапе трудовой деятельности. Недостаточно просто найти свободную позицию. Это целый комплекс мероприятий, который требует вовлечения работодателя, молодого человека и его семьи. Компания, которая берет на работу человека с ментальными особенностями, выполняет социальную миссию».

Мнение Татьяны Нечаевой разделяет и Светлана Бейлезон, член Координационного совета по делам инвалидов при Общественной палате РФ. По ее словам, трудоустройство людей с особенностями развития – отдельная, персональная история. Но для человека и общества она окупается. Все понимают, что люди с ментальными особенностями будут работать не очень быстро, но они выполнят задание, получат зарплату, будут среди людей, приобретут социальный опыт и проживут с пользой для других и с сознанием собственной нужности людям.

Как люди с синдромом Дауна завоевывают рынок труда? И почему работодателям это тоже интересно? Об этом подробнее в репортаже Анастасии Шерман, которая провела один день вместе с ребятами с синдромом Дауна на практике в «Декатлоне».

9.00 Москва. Метро. Утренний час пик. На запруженной людьми станции Римская мне нужно отыскать парня и девушку, с которыми мы ещё не знакомы… Вглядываюсь в сонные озабоченные лица вокруг. Ни одной улыбки. А мои новые друзья (не сомневаюсь, что мы станем друзьями) должны улыбаться! И действительно, через минуту я узнаю их и улыбаюсь в ответ. Арина и Ваня — стажёры спортивного магазина «Декатлон». Раз в неделю они совершают путешествие по уже знакомому маршруту — из дома в торговый центр на окраине Москвы. Сегодня этот день вместе с ребятами проведу я.

— Показывайте дорогу! – храбро говорю я, стараясь не читать указатели.

Рядом со мной преподаватель программы профориентации фонда «Даунсайд Ап» Анна Бурмистрова. Она ровно полгода сопровождала ребят в «Декатлон», шаг за шагом вызубривая с ними маршрут… И теперь изо всех сил держится, чтобы не подсказать, где будет следующий поворот.

— Мне пришлось стать настоящим шпионом, — признаётся Аня и, кажется, не шутит, — например, я писала Ване смс: «Поезжайте без меня, я опаздываю», а сама потихоньку шла следом за ребятами, с замирающим сердцем… Это было очень тревожно! Но зато, когда стало ясно, что у них получается, они ориентируются в метро и в городе, я поняла, что это настоящая победа! И сказала об этом родителям.

— Получается, родители до этого момента даже не догадывались, насколько их дети могут быть самостоятельными?

Аня улыбается: « Думаю, да! Они не знали, что можно так доверять им. А я, как педагог, решила рискнуть…»

Педагогика только кажется нерискованной профессией. На самом деле, за эти полгода «привыкания к работе» Ане и ее коллегам пришлось не раз рисковать, опровергая устойчивые мифы о людях с синдромом Дауна.

Они не способны самостоятельно принимать решения? Однажды Аня полчаса шла за заблудившимся в метро Ваней, и дождалась, что он сам сориентировался в хитросплетениях переходов и сам вернулся на нужную ветку.

Они не ладят с цифрами, и счёт до 10 уже проблема? Ребята едут на работу на двух видах транспорта, в том числе на маршрутке с трёхзначных номером, сами расплачиваются за проезд и ни разу не перепутали свою остановку.

Мы выходим из подземелья. Весеннее солнце разрывает остатки сумрака, мы дружно морщим носы и смеемся, глядя друг на друга. Ребята движутся сквозь толпу с упрямством маленьких ледоколов. Прохожие не скрывают любопытных взглядов. Увидеть в России в толпе человека с синдромом Дауна можно нечасто. Увидеть в толпе самостоятельного человека с синдромом Дауна, который едет на работу – почти невозможно! Я уверена, что ребята этих взглядов не замечают. Они живут обычной жизнью подростков, поглощенных собой, музыкой в наушниках и социальными сетями. Арина на ходу показывает мне фотографии в телефоне: вот она играет в спектаклях любительского театра Джульетту, здесь Коломбину, а тут — Кармен… По дороге ребята успевают переписываться со своей коллегой — Леной Кабанец. Девушка из отдела товаров для тенниса в один миг стала для них наставником, лучшим другом, учителем и …душой социального эксперимента компании «Декатлон». Впрочем, с Леной мы познакомимся чуть позже.

Еще 10 минут в маршрутке. Стоя в утренней тесноте. На работу, как на работу! Московский транспорт не делает скидку на «особенность». И это, пожалуй, лучшее его свойство. Ребята и их семьи давно устали от своего «особенного» статуса и дорожат каждым мгновением неособенной жизни. Жизни, как у всех.

9.30. Торговый центр в Лефортово. Он кажется, весь состоит из лабиринтов. Преодолеть этот квест рядовому покупателю непросто. Но Ваня и Арина даже здесь идут своим путем – и ведут меня — через служебные закоулки, мимо тысячи одинаковых дверей. Этим же путем утром идут на работу десятки их коллег. Завидев ребят, они здороваются самым будничным тоном. И это тоже часть неособенной жизни, которая особенно нужна людям с синдромом.

Рабочее утро начинается с утреннего чая в общей столовой. Сегодня – с тортом и пирожными. Сладости купила Лена. Сегодня у ребят первый официальный день стажировки. Еще ученики, но уже сотрудники! Лена не скрывает почти родительской гордости:

— Я сразу захотела с ними работать, ну вот сразу! Планировалось, что у Вани и Ариши будут разные наставники, но шло время, а второй наставник так и не нашелся. Мне говорили: «Лена, мы будем поддерживать тебя во всём, но давай сама!»

И она взялась сама. Выпросив у начальства свободный от своих прямых обязанностей день. Не зная ни методик работы с людьми с синдромом Дауна, не имея даже педагогического образования… Она каким-то шестым чувством почувствовала, как нужно общаться с ребятами: «Мне ещё на первой встрече, полгода назад педагоги из «Даунсайд Ап» сказали — у тебя получится! Мы видим, ты не боишься!»

— Лена, но это же не просто общественная нагрузка?

— Я не понимаю, как по-другому. Если кто-то нуждается в помощи, нужно помочь.

Обязанности наставника — это всё и сразу. От «показать, как расставить кроссовки» до разговоров по душам за чаем. Полная забота о людях, которые до сих пор в России практически не были трудоустроены. Но очень хотели работать. Им бы всем такую Лену!

10.30 Строимся на зарядку! Сегодня меня взяли в спортивный круг. Здесь каждый по очереди показывает упражнения, а остальные хохочут и повторяют. Ваня предлагает делать наклоны, Арина — махать руками и приседать… В спортивной суматохе почти незаметно, что ребята немножко путают право и лево. Но кто из нас идеален в этом смысле?

11.00 Стажёры под предводительством Лены отправляются на склад. Нужно забрать партию носков и кроссовок и расставить их на стеллажах в торговом зале. Процедура называется «фейсинг». И многие продавцы не слишком любят эту излишнюю тщательность расстановки товаров – «все равно, придут покупатели и всё разворошат «. Многие. Но Ваня и Ариша не многие. И «фейсинг» — их стихия.

Оказывается, носки для занятий спортом различаются не только цветами и размерами, но и формой! Объединить сложную носочную математику в единое уравнение «фейсинга» Ване уже под силу. А вот за красоту и стройность рядов отвечает Арина. Пока ребята сосредоточенно развешивают носки, педагог Аня шепотом даёт советы наставнику Лене. В процессе наставничества шёпот важнее начальственных нот. Тут всё состоит из «подсказать», «направить», «поправить»… И главное правило для сотрудников с синдромом Дауна — не отвлекать их от процесса.

— А если покупатель задаст вопрос? Все-таки ребята находятся в торговом зале?

Лена говорит, что такое случается редко. Покупатели пока осторожны с особенными стажерами. В лучшем случае, выражают удивление и восторг, что люди с синдромом Дауна вообще могут работать.

13.00 За полгода Ваня и Арина успели выучить ассортимент почти всего огромного спортивного магазина! И это оказалось сюрпризом даже для Лены, которая всегда рядом.

— Поможете мне купить куртку для дочки? — спрашиваю я, приготовившись удивляться.

Стажёры ведут меня мимо других отделов прямо к вешалке с детскими курточками. Я тянусь к «немаркой» — серой, но Ваня показывает на ряд оранжевых курточек:

— Нужно брать эту! Эта лучше.

И я как-то сразу верю улыбчивому Ване и беру курточку — ту, что «лучше». Кажется, я стала жертвой абсолютного обаяния человека с синдромом Дауна. И Лена тоже говорит об этом:

— Они настолько искренние, открытые, у них нет камня за пазухой…Они не стесняются, если хотят сделать доброе дело, они не подбирают слова, они, если хотят обнять, обнимают.

С объятиями на рабочем месте, как оказалось, бороться сложнее всего. Первое время ребята обнимались просто от восторга, что они здесь. Потом пытались играть в перерывах в барашков, нежно бодаясь лбами… Сейчас все мимимишности остаются за периметром торгового зала. Лена добавила в корпоративный список правил несколько особенных пунктов, специально для Вани и Арины. И теперь, как арбитр, может общаться с ребятами жестами и на расстоянии. Например, если Лена скрестила руки, значит обнимашки нужно немедленно прекратить.

Полгода в отделе товаров для тенниса. Носки, мячики, кроссовки… Кроссовки, мячики, носки… Многим продавцам однообразие кажется невыносимым, и уже через пару месяцев работы они начинают просить перевода в другой отдел, карьерного роста, да хоть увольнения! Но для людей с синдромом Дауна такая рутинная работа идеальна. Они четко понимают, чего от них хотят и готовы изо дня в день делать одно и то же. В Европе и Америке эту высшую способность к однообразной работе у людей с синдромом Дауна давно научились ценить и использовать на благо общества… В России «Декатлон» — в числе пионеров. Официально в нашей стране работают не более 10 человек с синдромом.

Впрочем, ребята тоже мечтают о карьерном росте. Арина хочет работать в отделе, где продают гимнастические купальники и платья для спортивных танцев, а Ваня намерен стать кассиром. Но пока больше всего им нравится развешивать носки и расставлять кроссовки «пяточка к пяточке».

14.00 Рабочий день закончился. Лена даёт стажёрам домашнее задание — учить и повторять размерную сетку одежды. Кажется, она искренне верит в то, что Арина и Ваня однажды выйдут в торговый зал без тележки с носками, а просто — общаться с покупателями… Вместе с Леной в успехе социального эксперимента по трудоустройству людей с синдромом Дауна уверен весь «Декатлон».

— Конечно, пока это благотворительная история, — признаётся Вера Жалнина, руководитель социальной деятельности компании «Декатлон», — но мы нацелены на то, чтобы ребята, в меру своих возможностей, стали полноценными сотрудниками. Равными со всеми остальными. Мы знаем, что есть люди, которым нужна помощь. И мы готовы им помочь, но в тоже время мы будем и от них ждать отдачи, чтобы взаимная ответственность была.

Источник: http://www.sindromlubvi.ru/news/gen-trudosposobnosti/