Поделиться

Каганов: некоторые школы в РФ поторопились с инклюзией

Детский омбудсмен Москвы Евгений Бунимович убежден, что без  включения в понятие «инклюзия» всех детей, которые находятся в проблемной зоне, ментальность общества к лучшему не изменится.

«Долгое время я добивался, чтобы у нас дети-сироты, которые живут в государственных учреждениях, шли в обычные школы. Но когда они туда пришли, оказалось, что далеко не все учителя готовы к такой инклюзии. Педагогов нужно адаптировать и к этой категории ребят. В свою очередь дети-мигранты – это еще одна, другая инклюзия», – отметил омбудсмен.

Он напомнил, что сдав единый государственный экзамен, дети с ОВЗ имеют равное со своими ровесниками право на профессии, которым обучают в вузах. А там им зачастую говорят: у нас предусмотрены условия только для слепых. А в соседнем университете – только для «колясочников». «Но это не инклюзия, а что-то другое», – подчеркнул участник конференции.

«При нашем упоении своей особой духовностью, в сфере инклюзии по-прежнему торжествуют представления довольно агрессивные, языческие… Директора школ и педагоги стараются не возвращать больных детей в школу, поскольку они, дескать, испортят школе процент рейтинга по единому госэкзамену», – рассказал директор Центра образования № 109 Евгений Ямбург.

Посетовав, что «мы пока очень дикие, и дело не только в технологиях и в доступной среде», участник конференции констатировал, что «инклюзия, тем не менее, это вещь ресурсная, за три копейки этого не сделаешь».

В Швеции детей с ментальными поражениями обслуживают на белоснежных скатертях и с хрустальной посудой. Правда, сами дети этого не могут оценить. «Но именно так и проявляет себя защитная функция культуры по отношению к самому главному, что есть в человеке – к его достоинству», – отметил спикер.

 

Источник: https://ria.ru/sn_edu/20170622/1497062233.html