Поделиться

Как в России создали единственный в мире цирк для хулиганов

Единственный в мире цирк для хулиганов — так они себя называют. «Упсала-цирк» был сформирован из трудных детей и подростков в Санкт-Петербурге в 2000 году по частной инициативе берлинской студентки Астрид Шорн и российского режиссера Ларисы Афанасьевой. Корреспондент РИА Новости побывала за его кулисами во время московских гастролей и узнала, как хулиганы превращаются в артистов.

«Мы делаем цирк, пошли с нами»

 

«Упсала-цирк» — от международного междометия «упс». Фраза «что-то пошло не так» знакома большинству воспитанников, попавших сюда из коррекционных школ и кризисных центров. В этом коллективе считают, что на любые жизненные ситуации надо смотреть как на шанс изменить все к лучшему, рассказывает режиссер и бессменный директор цирка Лариса Афанасьева.

«Мы понимали, что не будем готовить профессиональных артистов, здесь важна ценность каждого человека, каждого подростка. Мы хотели создать среду, где ребенку было бы по-настоящему интересно, счастливо, классно, свободно, где он мог бы расслабиться и спрятаться от не всегда комфортного взрослого мира», — объясняет она.

 

Поначалу участников набирали прямо на улице. Исполнитель главной роли в спектакле «Эффект пинг-понгового шарика» был первым, кто откликнулся на приглашение стать хулиганом не уличным, а цирковым, вспоминает режиссер.

«С Колей познакомились возле Гостиного двора в Петербурге — он тусовался у станции метро. Мы вышли, взяли мячи для жонглирования, одноколесные моноциклы и сказали: «Мы делаем цирк, пойдемте с нами». Он согласился, и вот уже 17 лет продолжается это удивительное путешествие», — говорит Афанасьева.

 

Еще один старожил, Петр Рыбкин, попал в труппу в 15 лет. На выступление его привела мама.

«Я ничего о них не знал. Мы посмотрели спектакль, мне понравилось, мама куда-то отлучилась минут на пять, а когда мы вернулись домой, объявила: «Тебя взяли». Я удивился: «Куда?» Оказалось, у них как раз был набор, меня пригласили попробовать. Я сначала не хотел, но через полторы недели все-таки пришел», — рассказывает Петр. И за считаные минуты научился жонглировать тремя мячами. «В общем, меня затянуло», — говорит он.

«Я всегда был шустренький, поэтому мама и решила, что мне там самое место, а то занимался всяким другим… «творчеством», — признается артист. — Цирк мне все это заменил».

Сейчас ему 24 года, он окончил математический колледж с красным дипломом и уже год преподает в цирке хип-хоп и брейк-данс, параллельно участвуя в спектаклях. В цирке постоянно обучаются 80 детей-артистов. С 2012-го у труппы есть свое шапито, открываются новые образовательные программы.

Недавно к труппе присоединилась группа из 30 человек с синдромом Дауна — для них открыли инклюзивный творческий центр. Постепенно идея увести трудных подростков с улиц трансформировалась в нечто большее, говорит Лариса Афанасьева.

«Если в 2000-м было понятно, что речь идет о детях на улице, то сейчас, мне кажется, дети в обычной общеобразовательной школе тоже принадлежат к группе социального риска, потому что они находятся в ситуации «заложников» школы. Им там часто некомфортно, они что-то внутри себя ломают», — уверена режиссер.

«Тюлени» и «олени»

 

Набор в цирк ежегодный. Именно набор, а не отбор. В «Упсала-цирк» принимают не тех, кто ловчее и артистичнее, а тех, кто искренне хочет работать, уточняет Лариса Афанасьева.

«Когда я слышу, что в детских студиях проводят кастинги и ребят набирают по каким-то критериям, для меня это тревожный звонок, потому что наша позиция такова: каждый человек априори талантлив, любой может раскрыться», — подчеркивает она.

Учеников делят на две группы: новички — «тюлени», основной состав — «олени». И те и другие с гордостью носят звание хулиганов, но на деле они — настоящие профессионалы, причем не только в традиционных цирковых дисциплинах.

«Мы придерживаемся философии нового цирка — это синтез разных искусств. Артист больше не воспринимается как тренажер, выполняющий сложнейшие трюки, хотя, конечно, для цирка это суперважно. У нас актер — творец, поэтому мы выбираем совершенно разные инструменты и жанры: контемпорари, хип-хоп, паркур, контактное жонглирование. Сейчас ребята активно осваивают анимацию, видеомэппинг. Разумеется, есть акробатика, батуты, но мы постоянно находимся в поиске, экспериментируем, раздвигаем для себя границы. Это позволяет уйти от клише — пуделей, мишуры, несмешных клоунов «, — объясняет Афанасьева.

В год труппа дает больше 40 представлений. В Москву «Упсала-цирк» привез два спектакля: «Я Басё», номинированный на «Золотую маску», и «Эффект пинг-понгового шарика».

Новые постановки придумывают все вместе, исходя из того, что волнует детей, чему они хотели бы научиться. По словам Петра Рыбкина, главное, что дал ему цирк, — ощущение сцены как дома. Свои мечты и планы он связывает именно с этим коллективом.

«Мне хочется, чтобы мои ученики чего-то достигли. Хочется передать им опыт, иначе для чего я его набирал? Как и моему первому тренеру и другим нашим преподавателям, мне важно, чтобы у ребят все получилось. Нас научили, что мы творцы своей судьбы, мы должны это передать», — уверен хулиган.

 

Источник: https://ria.ru/culture/20180405/1517932922.html