Поделиться

«Мам, а мы богатые или бедные?». Как говорить с ребёнком на сложные и неловкие темы

Родителям сложно объяснить ребёнку, что такое смерть или, допустим, почему дети на колясках — такие же, как и все, просто не могут ходить. Об этом и многом другом в эфире «Радиошколы» на радио «Говорит Москва» главный редактор «Мела» Никита Белоголовцев поговорил с автором книги «Детям о важном» и мультика «Про Диму» Натальей Ремиш.

Расскажи, пожалуйста о своей серии книг «Детям о важном». Я думаю, что об этом проекте обязательно нужно рассказать тем, кто о нём не слышал.

Эта история началась два года назад, когда мы с мужем пришли на приём к психотерапевту. У нас спонтанно началась семейная жизнь, и сразу образовалось трое детей на двоих — двое детей от предыдущего брака мужа и один наш общий ребёнок. До этого я была свободной и независимой женщиной, танцевала на барных стойках и чувствовала себя абсолютно счастливой. Никакой заботы, кроме маленькой собачки, у меня не было. А муж к тому времени уже 17 лет воспитывал детей, причём 12 лет — делал это один. Я знала только слово «хочу», а он знал только слово «нужно». Психотерапевт выслушала нас и предложила ввести в семейное общение слово «важно». Она сказала: «Иногда важно то, что „нужно“, а иногда важно то, что „хочу“». Так слово «важно» появилось в моей жизни, а потом в книге.

Как появился проект «Детям о важном»? Наша толпа детей приходила ко мне с кучей вопросов. Они были совершенно разные, например: «Занимаетесь ли вы с папой сексом?» или «Мы бедные или богатые?», или «Что будет, если вы с папой оба умрёте?». Иногда это были не вопросы, а утверждения: «Не хочу, чтобы у нас был ещё один ребёнок дома, потому что я хочу быть самой младшей в семье». И честно говоря, я не знала, как отвечать. Поэтому решила обратиться к специалистам, которые объясняли мне, как нужно себя вести в той или иной ситуации. Через какое-то время появилась база данных, и я подумала, что можно это использовать.

Ещё я заходила в мамские паблики и задавала вопросы: «Скажите, а что ваши дети думают о том-то и о том-то?». И мамы мне на вопросы, допустим, про деньги, отвечали в классическом советском жанре: «А я ребёнку говорю, что стыдно думать о деньгах», «А я своему отвечаю: мало ли что ты хочешь пятое-десятое, я тоже много чего хочу», «А я сразу иду и показываю на ютьюбе голодающих детей в Африке».

Основной метод воспитания, который выбирают родители, — пристыдить ребёнка, культивировать чувство вины

После этого я собираю все 100-200 комментариев и иду со всем этим материалом к специалистам, которые объясняют, как правильно отвечать на такие вопросы.

Согласна ли ты с тезисом, что огромное количество проблем в отношениях из-за того, что современные родители транслируют опыт своих родителей и не вырабатывают привычку разговаривать с детьми на сложные темы? Например, какой-то мальчик не ходит, а ездит на коляске. Родители не объясняют своему ребёнку, почему так и что с мальчиком. В итоге у ребёнка появляется страх и желание дистанцироваться.

Как мне объясняют психологи, ребёнок разделяет мир на своих и чужих. Если он не понимает, что сейчас происходит, какое отношение должно быть к этому мальчику, к этой девочке или к бабушке в магазине, то он их определяет к «хорошим» или «плохим».

Могу привести пример из жизни, со своей племянницей. Когда-то давно мы были в Испании, сидели в ресторане, ей было четыре года, и рядом был ребёнок с ДЦП. Моя племянница задала вопрос: «Что с мальчиком?». Мне тогда было 20 лет, я ничего не понимала на эту тему, поэтому ответила: «Просто не смотри на него, он больной, отвернись». И она мне сказала то, что испытывает, наверное, каждый человек, в том числе взрослый: «Я не хочу на него смотреть, мне не приятно. Но в то же время я хочу смотреть на него, потому что мне не понятно». Единственное, что я могла ответить на это момент: «Не смотри». И даже пыталась её отвернуть, переставить стул.

Что в этот момент взрослый человек передаёт ребёнку? Неприятие, абсолютное непонимание, и ребёнок продолжает жить с этим дальше. Если бы на тот момент у меня были какие-то базовые знания, даже не о диагнозе, я бы сказала: «Да, быть может у него что-то не так хорошо функционирует, как у тебя, но это такой же человек, как и ты». И самое главное, проговорила бы с ней её эмоции: «Я понимаю, что ты хочешь смотреть, потому что тебе интересно и любопытно. Но, наверное, ему неприятно, если ты на него всё время смотришь». Это бы помогло снять и тревожность, и беспокойство. Именно так нужно разговаривать с детьми, чтобы не оставалась вопросов.

Проблема в том, что родители, которые мыслят более-менее правильно, сами стараются объяснить детям такие вещи. А родителей, которые этого не понимают, учить с детьми разговаривать, наверное, бессмысленно, потому что у них самих в голове есть проблемы.

Мы не пишем о толерантности на обложке книги. Мы говорим про очень простые вещи — как говорить с детьми на сложные темы. У каждого родителя это отзовётся. Если поставить на обложку фразы, которые задаёт ребёнок, родитель подумает: «О, это про меня, мой так же вчера говорил, а я не знала, что на это ответить». И купит книжку. А дальше он может с чем-то не согласиться. Возможно, он националист, и текст о том, что к ребёнку другой национальности нужно относиться так же, как и к любому другому, у него не отзовётся. Но текст о том, что бабушка на кассе испытывает стресс, когда на неё кричат, — отложится, потому что в каждой семье есть бабушка и дедушка.

Задам вечный вопрос про то, чему должны учить в семье и чему должны учить в обществе. Часто говорят, что пока в школах и детских садах не будут закреплены базовые принципы («Так, друзья, мы Абдулу не обзываем»), семья всё равно будет иметь только ограниченное влияние на ребёнка.

Мне кажется, я не могу повлиять на школы, но я чувствую в себе силы повлиять на семьи. Конечно, здорово, если бы был двухсторонний подход. Если вдруг какая-то семья прочитала и поняла, что здесь подход можно поменять или немного его видоизменить, то, скорее всего, они поставят своего ребёнка под удар, потому что он в школе будет отличаться от большинства. Думаю, что 60% успеха — это семья, а 40% — образование.

 

Источник: https://mel.fm/radioshkola/769835-questions