Поделиться

Принять и полюбить

Мою дочь зовут Арина. Ей пять лет. О появлении Арины в нашей жизни – мой рассказ. Эти строки написаны в июне 2012 года, когда дочке исполнилось два месяца. Написаны для того, чтобы как-то привести в порядок свои чувства и разобраться в себе самом.

 

Моя дочка… Маленькое, чудесное дитя. Такое долгое ожидание, так много надежд… Каким счастьем было знать, что она у нас есть. До ее появления на свет я уже точно знал ее имя – Арина.

17 апреля Арина родилась. Операция кесарева сечения прошла благополучно. Мне позвонили врачи роддома. Сказали, что с Олей все благополучно. На вопросы о ребенке отвечали уклончиво, уходя от разговора. Позднее сообщили страшную для меня весть. У дочки синдром Дауна. Страх, опустошение. Ощущение безвыходности от того, что ей ничем нельзя помочь…

Панические мысли. Наша прежняя жизнь, все планы и мечты рухнули. И виновата во всем она. Это крошечное, беспомощное существо. Ангел с темно-голубыми глазами… или демон?

Советы врачей: оставьте, откажитесь. Будьте благоразумны.

А может быть, и вправду отказаться, забыть? Ошибка врачей. Ошибка… Мы жертвы. Нас не предупредили, не провели должных тестов, вовремя не диагностировали, не дали выбора…

Постоянно звоню жене. Меня пускают к ней в палату. Она слаба и несколько отрешена. Эмоции скупы, ее поведение не кажется адекватным. Такая беда и такое спокойствие. Я привожу убедительные доводы. Как бы ни было больно, необходимо отказаться. Ведь детей теряют. Так бывает… Жизнь продолжается, продолжится и у нас. Я уговариваю ее реже заходить в отделение новорожденных, не брать на руки Аришу. Не привязываться к ребенку. Не завязывать ниточку, которая станет толще якорной цепи.

21 апреля выписываемся из роддома. Нам необходимо быть вместе. Время на принятие решения – неделя. Взять или оставить? Оставить или взять?

Дома ждет мальчик, сын. Ему пять с половиной лет и он – звезда. Он бесконечно много знает и умеет. Он ярок и очень сложно устроен. Он добрый. Он божественно красив. «Где Ариша?» – спросил сын. Это невыносимо мучительный вопрос…

Деятельная, но совершенно бесполезная неделя. Интернет, статьи, форумы. Бессонница. Три пачки сигарет. Знакомые помогают организовать встречу с компетентными людьми, знающими проблему. Вежливый человек слушает. Отвечает на вопросы, не отвечая на них. Потому что наши вопросы не предполагают ответов, вернее, их не имеют.

Поездка в Даунсайд Ап. Дети восьми лет, им осенью в школу. Впечатление ужасное. Мой сын в два года знал и умел гораздо больше. Двухчасовая беседа с психологом Центра дает не много. Сейчас мне совершенно не нужно обсуждение методик раннего развития таких детишек, тем более понимание проблем и перспектив их дошкольного и школьного обучения. Потому что главная проблема – как с этим жить?

24 апреля готовы результаты генетического анализа. Синдром. Полная трисомия. Типичный случай. Робкая надежда на то, что внешние признаки синдрома есть, а самого синдрома нет – умерла. Чудеса случаются, но только не с нами. Нас приглашают для выдачи результата анализа в отдельный кабинет, просят заполнить некие формы. Говорят как с приговоренными – тихо и смотрят в сторону… А у жены сегодня день рождения…

Из светлого… Телефонный разговор с Н. Мне дали ее телефон. Она мать четверых детей. Сыну – пять лет. У него синдром. Он любим.

Они живут и находят в себе силы быть счастливыми. Знают что-то важное, им открыто что-то сокровенное. Они позитивны и оптимистичны. Ключевые слова: «Поверьте, все не так страшно…» Почему я не могу чувствовать то же?

Источник: https://downsideup.org/ru/catalog/article/prinyat-i-polyubit