Поделиться

«У меня и в мыслях не было оставить дочку в роддоме»

Шестиклассница Катюша Пахомова – улыбчивая, смешливая девочка. Как и все дети, сначала стесняется меня – незнакомого ей человека, а потом с искренней непосредственностью тянется обнять. Рассказывает, что любит котлеты с картошкой, лошадей, играть в прятки, а ее мама с гордостью демонстрирует мне Катюшины достижения – вот ее дочка заняла первое место в международной предметной олимпиаде, а вот она приняла активное участие в республиканском конкурсе.

…У Кати синдром Дауна. Она учится в специальной коррекционной школе № 3 VIII  вида.  Здесь обучаются 220 детей-инвалидов, имеющих отставание в умственном развитии. У десятерых из них синдром Дауна.

Катина мама Нина Анатольевна Пахомова — председатель родительского комитета. Она в школе просто на разрыв. За то время, что я брала у нее интервью, к ней бесчисленное количество раз обращались с вопросами родители, учителя и дети.

— Нина Анатольевна, во время беременности вы знали, что у вашего ребенка синдром Дауна? 

— Нет, не знала. Мне сообщили это после рождения дочери.  Моей малышке врачи поставили диагноз «Синдром Дауна, искривление позвоночника». Но я сразу сказала всем, что она такой же обыкновенный ребенок. И это моя жизненная установка по сей день. Оставить в роддоме, как это делают другие родители, у меня и в мыслях не было. Ведь это моя кровинушка! Родной мой человечек!

— В каком возрасте Катя пошла в школу? 

— Как и все первоклашки, в семь лет. А до школы с двух лет Катя посещала детский сад «Подснежник». Училась и развивалась по такой же программе, как и другие обычные детки. Здесь же в садике у Кати проходила подготовка к школе. Так что в школу мы пошли с базовыми знаниями. Знали цвета, геометрические фигуры, цифры, буквы. А в первом классе упорно начали заниматься чтением и письмом.

— Известно, что дети с синдромом Дауна могут обнять незнакомого человека. Вы сталкивались с этим? 

— Катюша этого не делает. Я ей объяснила, что обнимать можно только близких людей.

— Были ли у вас сложности в адаптации в садике, в школе?

— В школе нет. А вот в садике первое время — да. Пришли мы в сад, а там много народу. Для Катюши это было дико. Но благодаря воспитателям она быстро привыкла к ребятишкам.  И дети ее полюбили.  До сих пор где-нибудь  встретимся, и они зовут ее: «Катя! Катя!». Своих детсадовских ребят она помнит по именам. Помнит, как зовут ее воспитательницу, и это несмотря на то, что ребенок уже в шестом классе. 

— Какие у Кати любимые предметы в школе? 

— Труд, русский, чтение. Еще танцевать любит. Катя ходит в танцевально-хоровой кружок с первого класса. Вот сейчас дочери нравится песня «Синий иней», которую разучивали к Новому году.  А 21 марта Катя с шестью ребятами и педагогом Еленой Викторовной уезжает в Еравнинский район на конкурс «Две звезды».  Сейчас мы с дочкой вовсю готовимся к олимпиаде по математике, биологии, географии. Помогает нам наш классный руководитель Татьяна Ниловна. В прошлом году мы участвовали в волгоградском конкурсе в международной викторине  «Лучики надежды» и взяли первое место. В том же году проходила специальная спортивная олимпиада для детей-инвалидов. И мы заняли первое место по прыжкам, сами того не ожидая.

— Есть ли у вашей дочери хобби? 

— Ей нравится заниматься конным спортом. На соревнованиях мы берем призовые места. Например, в прошлом году мы ездили в  Иркутск на третий международный байкальский фестиваль конного спорта среди инвалидов. И как итог — привезли в Бурятию «серебро». А вообще интерес к конному спорту был не случаен. Видя Катины проблемы с позвоночником, врачи посоветовали иппотерапию. Это такой метод выздоровления с помощью верховой езды. При таких занятиях, прежде всего, вырабатывается осанка, вылечивается плоскостопие. Эффект от верховой езды такой же, как и от массажа. Мы начали заниматься с 2014 года, а примерно год или полтора назад были на приеме у врача. И он сказал, что у Кати просто идеальный позвоночник. Занятия с лошадьми хорошо влияют и на психику ребенка. Катюша стала спокойной, и мы даже не пьем таблетки. И еще дочь стала лучше говорить, что у деток с синдромом Дауна является самым главным показателем развития.

— Не было страшно сажать дочь на лошадь? 

— А чего бояться-то? Да, бывало, что падали. Тяжело в учении, как говорится, легко в бою. Я хочу обратиться к родителям, у кого дети-инвалиды, с тем, чтобы они «не тряслись» над своим ребенком, а больше давали ему возможности быть самостоятельным. Ведь тогда развитие идет намного быстрее.

— Нина Анатольевна, какая Катюша дома? 

— Дочка мне во всем помощница! Посуду моет, пыль вытирает, полы протирает, цветы поливает. Еще Катя любит помогать готовить. Любимые ее блюда —  котлеты с картошкой, пельмени. Например, когда пельмени готовим, Катюша помогает тесто раскатывать. Из игр она предпочитает играть с куклами в школу. В последнее время увлеклась лего. В школе с ребятами играет в прятки. Нравится ей писать, читать, рисовать песком – это то, что она может делать часами. У нее есть планшет, ноутбук, но ей они не так интересны, как живое общение.

— Как вы считаете, нужны ли детям с синдромом Дауна специализированные школы? 

— Конечно,  нужны! И это, я считаю, задача государства. Если не будет школ, то дети замкнутся в себе. Школа, детсад, родители – все это способствует развитию ребенка. Если общество поймет, что особенным детям надо помогать в быту, на улице, то такие детки быстрее будут развиваться.

На прощание Катюша вновь одарила нас лучезарной улыбкой, и мы на себе почувствовали тот огромный заряд «солнечной» энергии, которая есть только у таких детей, как Катя. Все-таки и вправду говорят, что эти дети — кладезь доброты.

Источник: https://www.infpol.ru/news/health/142185-u-menya-i-v-myslyakh-ne-bylo-ostavit-dochku-v-roddome/